Alexandrg (alexandrg) wrote,
Alexandrg
alexandrg

О догматическом достоинстве термина "пресуществление"

 
Данный текст был написан где-то полгода назад по результатам нескольких очень похожих друг на друга дискуссий и представляет собой максимально сжатую апологию "метаусиосиса". :)

***
Итак, догматическое достоинство термина "пресуществление" заключается в том, что, будучи производным от слова "сущность", он позволяет как терминологически, так и концептуально связать воедино православное учении о евхаристии с традиционной православной же христологией. В то время как агрессивное отрицание этого термина (и его смысла, разумеется), имеющее место в лекциях проф. Осипова, работах Алексея Зайцева, а также всех сторонников теории "халкидонского восприятия" хлеба и вина в ипостась Логоса, ведет к разрушению связи между учением о Христе, и учением о таинстве Крови и Плоти Господней. Чтобы понять, как это разрушение происходит, нужно всего лишь задать ряд взаимосвязанных вопросов.

Вопрос 1. Когда мы причащаемся Св. Таин, мы вкушаем человеческое, историческое тело Господа Иисуса (родившееся от Девы Марии, распятое на кресте, воскресшее в третий день и ныне восседающее одесную Отца) или какое-то другое?

Священное Писание и святые отцы отвечают на этот вопрос совершенно однозначно: да, мы причащаемся того самого исторического тела, которое родилось от Девы Марии, было распято на кресте, воскресло в третий день и ныне восседает одесную Отца.

"Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Тогда иудеи стали спорить между собою, говоря: как Он может дать нам есть Плоть Свою? Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни." (Ин. 6: 51-53)

"Но поелику Сын Божий и Бог воплотился уже однажды от Девы и родился от Нее телесно, паче слова и разума, и невозможно Ему опять воплощаться и рождаться телесно в каждом из нас; то что Он творит? Ту самую пренепорочную плоть, которую принял Он от пречистой Марии Богородицы и в коей от Нее родился, преподает нам в таинстве, и вкушая ее мы имеем внутрь себя, разумеется каждый достойно причащающийся, всего воплощенного Бога и Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия и Сына Девы. (…) Огнь Божества Спасителя нашего и Бога есть от существа и естества Отча, а плоть Его не оттуда есть, но от пречистой и пресвятой плоти Богородицы и от пречистых Ее кровей. От Нее принял Он плоть, сделал ее собственною Своею и обожил, по слову Евангелия, которое гласит: и Слово плоть бысть (Ин.1:14). И теперь преподает сию плоть святым Своим - Он, Сын Бога и Отца и Пресвятой Богородицы Марии. От естества и существа присносущного Отца Своего подает Он им благодать Духа, то есть Божество, как говорит чрез Пророка Иоиля: и будет в последние дни, излию от Духа Моего на всяку плоть (Иоил.2:28), то есть верующую, и от существа и естества Матери Своей дает плоть, которую принял от Нее. И как от исполнения Его, то есть от Божества, мы вси прияхом (Ин.1:16), так все причащаемся и пречистой плоти Его, которую принял Он от Матери Своей." [Преп. Симеон Новый Богослов. Слово 45, 9]

"(…) Произнеся самые слова эти священник потом преклоняется до земли, молится и просит, применяя к предлежащим Дарам Божественные изречения Единородного Сына Божия, Спасителя нашего, чтобы Всесвятой и всемогущий Дух Божий, почив на них, преложил хлеб в самое честное и святое Тело Христа, а вино – в самую честную и святую Кровь Его. После сих слов всё священнодействие окончено и совершено, Дары освящены, Жертва уготована, великий и священный Агнец, закланный за грехи мира, зрится лежащим на священном Престоле. Ибо хлеб Тела Господня уже не образ, не дар, представляющий только вид истинного Дара, уже носит в себе не изображение некое спасительных страданий, как бы на картине, но есть самый истинный Дар, самое всесвятое Владычнее Тело, истинно приявшее все оные укоризны, поношения, раны, распятое, прободенное, свидетельствовавшее при Понтийстем Пилате доброе исповедование (1 Тим. 6, 13), претерпевшее заушения, биение, заплевание, вкусившее желчь. Подобным образом и вино есть самая Кровь, истекшая из прободенного Тела. Это та Плоть и та Кровь, которые соединены Духом Святым в одно Тело, рожденное от Святой Девы, погребенное, воскресшее в третий день, восшедшее на небеса и сидящее одесную Отца." [Св. Николай Кавасила. Изъяснение Божественной литургии. Глава 27. Об освящении Даров и о предшествующем ему благодарении]
Вопрос 2. Какой сущностью обладает человеческое, историческое тело Господа - человеческой или какой-то другой?

Тут тоже двух мнений быть не может. Христос – истинный Бог и истинный человек. Он единосущен Отцу по Божеству, а Матери и всем нам – по человечеству.

"Итак, следуя за божественными отцами, мы все единогласно учим исповедовать Одного и Того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа, Совершенным по Божеству и Его же Самого Совершенным по человечеству; Подлинно Бога и Его же Самого подлинно человека: из разумной души и тела. Единосущным Отцу по Божеству и Его же Самого единосущным нам по человечеству. Подобным нам во всем, кроме греха." [Орос 4-го Вселенского Собора]
Вопрос 3. Обладают ли человеческой сущностью хлеб и вино до преложения? Или, говоря иначе, являются ли хлеб и вино - ипостасями человеческой природы?

Здесь тоже без вариантов. Человек состоит из разумной души и тела, а хлеб и вино – это не то, что не человек (т. е. существо чувствующее и разумное), но даже и не мясо с кровью.

Вопрос 4. Если Святые Дары после освящения становятся истинными Плотью и Кровью Христовыми (т. е. тем самым историческим телом, родившимся от Девы, распятым на кресте и т. д.), то становятся ли они единосущными нам?

1) Если ДА, значит изменение сущности происходит. Т. е. то, что не было человеческим телом (хлеб и вино), становится им. А потому термин "пресуществление" вполне адекватно описывает то, что совершается в таинстве.

Именно эту позицию защищают оо. Валентин Асмус, Вадим Леонов, Даниил Сысоев, архим. Рафаил (Карелин) и др. В то время, как проф. Осипов именно эту позицию называет "католической, монофизитско-докетической".

2) Если НЕТ, (а именно это и говорят проф. Осипов и А. Зайцев), то почему же Святые Дары называются "историческим телом Иисуса, родившимся от Девы, распятым на кресте, умершим и воскресшим "?

С позиций теории "халкидонского восприятия" вразумительно на этот вопрос ответить невозможно. Ведь тело, родившееся от Девы Марии единосущно нам, а хлеб и вино - нет. И не хлеб с вином родила Мария, а живое человеческое тело, одушевленное разумной душой. И не хлеб с вином были распяты на кресте, умерли и воскресли в третий день.

Кроме того, теория "халкидонского восприятия хлеба и вина в ипостась Логоса", будучи осмысленной с точки зрения православной христологии, с неизбежностью приводит к выводам, которые с этой христологией в принципе несовместимы.

Вывод №1. Если хлеб и вино принимаются в ипостась Логоса по-халкидонски, т. е. неслитно, непреложно, неразлучно и нераздельно, значит хлеб и вино:
- не сливаются с человечеством и Божеством Христа, не поглощаются им (неслитно);
- не изменяют своей природы (непреложно);
- соединяются с Божеством и человечеством Христа навсегда (неразлучно);
- соединяются таким образом, что Ипостась Сына становится их Ипостасью (нераздельно).

Таким образом, в ипостаси Христа оказываются совмещенными не две природы: Божественная и человеческая, а четыре (!): Божественная, человеческая, хлебная, винная. Очевидно, что хлеб и вино, не являясь одушевленной и разумной человеческой плотью и будучи воипостасированы Логосом по-хадкидонски, образуют ВТОРОЕ тело – хлебо-винное.

Таким образом, у Спасителя оказываются ДВА тела. Одно человеческое, а другое – хлебо-винное. Одно родилось от Девы, пострадало на Голгофе, воскресло в третий день, вознеслось на небо, а другое созидается в результате все новых и новых воплощений Логоса на каждой литургии и раздается в снедь причастникам.

Вывод №2. Раз хлеб и вино соединяются с Божеством и человечеством Спасителя НЕПРЕЛОЖНО, значит никакого ПРЕЛОЖЕНИЯ в таинстве преложения не происходит! Таким образом, возникает даже чисто терминологический абсурд, оксюморон: "непреложное преложение".

Если же хлеб и вино прелагаются в Плоть и Кровь Спасителя, значит ни о каком халкидонском восприятии хлеба и вина в Ипостась Сына и речи быть не может. Так, например, когда мы принимаем пищу, она перерабатывается организмом и входит в состав нашего тела не по халкидонски, а именно прелагаясь в нашу плоть и кровь. Я думаю, эта аналогия (при всей ее условности) достаточно хорошо объясняет суть (но, разумеется, не "механизм") преложения, когда Христос неким таинственным образом усваивает Себе хлеб и вино, прелагая их в Свои Плоть и Кровь. И именно этой аналогией нередко пользовались свв. отцы.

"Но невозможно чему-либо стать внутри тела иначе, как вошедши во внутренности ядением и питьем. (…) Ибо когда бывает это во мне, соответственно своим свойством делается кровью и телом, по претворении пищи пременяющей силой в вид тела. (…) и здесь также хлеб, по слову апостола, освящается Словом Божиим и молитвою (1 Тим. 4, 5), не ядением и питьем входя в Тело Слова, но прямо претворяясь в Тело Слова, как сказано Словом: Сие есть Тело Мое (Мф. 26, 26)." [Свт. Григорий Нисский. Большое огласительное слово, 37]

"Сарацин. Почему, епископ, вы, священники, насмехаетесь над христианами, предлагая [им] два хлеба, испеченных из одной пшеничной муки? И [почему] один употребляете в пищу, а другой, разделив для народа на небольшие [части], называете Телом Христовым и утверждаете, что он может давать отпущение грехов вкушающим его? Над самими ли собой вы насмехаетесь, или над теми, кто вам повинуется?
Феодор. Ни над собой мы не насмехаемся, ни над ними.
Сарацин. Убеди меня, но не с помощью твоего Писания, а с помощью общеизвестных и общепризнанных понятий.
Феодор. Так что ты говоришь? Хлеб не является Телом Божиим?
Сарацин. Я затрудняюсь дать ответ на любую часть [этого] противоречия.
Феодор. Таким же большим [по размеру] родила тебя мать?
Сарацин. Нет, маленьким.
Феодор. А что тебя увеличило?
Сарацин. По воле Бога - пища.
Феодор. Следовательно, хлеб стал для тебя телом.
Сарацин. Согласен.
Феодор. А как хлеб стал для тебя телом?
Сарацин. Каким образом - мне не ведомо.
Феодор. Через горло пища и питие спускаются в желудок как в горшок; а поскольку печень, окаймляющая желудок, является горячей, то пища варится, разжижается (culoаtai), и жирная ее часть отправляется вниз, а тонкая и разжиженная остается на поверхности. Печень же, как кипяток, будучи пористой (sumfоdej), втягивает [пищу], превращает [ее] в кровь и через жилы - как через каналы - орошает все тело, разделяя переваренную в желудке и превращенную там в кровь пищу в соответствии с каждой из частей тела, как например кость - в кости, мозг - в мозг, жилу - в жилы, глаз - в глаза, волос - в волосы, кожу - в кожу, ноготь - в ногти. И таким образом [происходит] возрастание младенца в мужа, поскольку хлеб становится его телом, а питие - кровью.
Сарацин. Пожалуй.
Феодор. Пойми, что таким же образом происходит и наше Таинство. Ведь священник возлагает на Святой Престол хлеб и вино, и Дух Святый, Призванный святою молитвой, нисходит и посещает предложенные [Св. Дары]; и огнем Своего Божества превращает хлеб и вино в Тело и Кровь Христовы, подобно тому как печень [превращает] пищу в человеческое тело. Или, друг, ты не допускаешь, что Всесвятый Дух может совершить то же, что может твоя печень?
Сарацин промолвил: “Допускаю.”
И, вздохнув, умолк." [Свт. Феодор Абу Курра. Диалоги с мусульманами, XXII. Другое вопрошение, доказывающее, что хлеб благословения является Телом Христовым]
Вывод №3. Если на каждой литургии Бог-Слово воплощается заново - в хлеб и вино, то получается, что голгофская Жертва и таинство евхаристии, по большому счету, никак не связаны. Там - Сын Человеческий, а здесь - обоженные хлеб и вино. Но ведь не обоженным вином мы искуплены "от суетной жизни, преданной нам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца" (1 Петр. 1:18-19)? Если же мы причащаемся не тому Телу, которое было распято за грехи мира, а обоженному хлебу, то каким образом мы усваиваем плоды крестной Жертвы? Каким образом "Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха" (1 Ин. 1:7)? Каким образом мы соделываемся участниками Нового Завета, который в Его Крови, за нас пролитой (Лук. 22:19-20)?

По сути, из теории "халкидонского восприятия хлеба и вина в ипостась Логоса" следует вывод, что связь евхаристии с Голгофой символическая, образная, метафорическая, какая угодно, но никак не истинная, не существенная. Однако такая интерпретация не просто отвергается святоотеческой традицией, но и анафематствуется ею.

"3. Слышащим Спасителя о преданном Им священнодействии Божественных Таин, говорящего: "сие творите в Мое воспоминание", но не понимающим правильно слова "воспоминание" и дерзающим говорить, что оно (т. е. воспоминание) обновляет мечтательно и образно жертву Его Тела и Крови, принесенную на честном Кресте Спасителем нашим в общее избавление и очищение, и что оно обновляет и ежедневную жертву, приносимую священнодействующими Божественные Тайны, как предал Спаситель наш и Владыка всех, и поэтому вводящим, что это иная жертва, чем совершенная изначала Спасителем и возносимая к той мечтательно и образно, как уничижающим неизменность жертвы и таинство страшного и Божественного священнодействия, которым мы принимаем обручение будущей жизни, как это изъясняет Божественный отец наш Иоанн Златоуст во многих толкованиях посланий великого Павла, анафема трижды." [Константинопольский собор 1157 г. Анафема 3-я]
Tags: евхаристия
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 11 comments